Беременность как допинг

25 янв, Пн 19:37
1072

Сначала был секс!

Ради рекордов тренеры готовы пойти на многое. В 60−х годах XX века специалисты заметили, что в период полового созревания атлеты буквально переполнены энергией и эмоциями, как будто использовали допинг. Оказалось, что влюбленность позволяет спортсменке заметно повысить свои показатели и без применения допинга. И в СССР, а затем и в ГДР это чувство решили поставить на службу большому спорту. Девушки, за которыми раньше строго присматривали, получили чуть больше свободы и стали бегать на свидания чаще, чем раз в месяц. Результаты превзошли все ожидания! Через некоторое время наличие романов у молодых спортсменок стало буквально обязательным. Для этого прибегали к самым разнообразным средствам: например, занимались индивидуальным сводничеством или проводили совместные сборы гимнасток и футболистов.

Но без присмотра пары не оставляли — очень скоро специалисты обнаружили, что любовь любовью, но секс стимулирует еще лучше, поскольку положительно влияет на работу гипофиза, повышает уровень тестостерона, расслабляет напряженные мышцы. Пловчихи и бегуньи после ночи любви проходили дистанцию намного быстрее, а синхронистки, фигуристки и гимнастки выполняли упражнения более выразительно, будто используя допинг.

Когда этот факт был установлен, тренеры принялись в прямом смысле тушить свет и всячески давить на своих подопечных.

Случалось, конечно, что пару для пловчихи или гимнастки подобрать было нельзя: не сезон был на молодых людей, или расписания не совпадали. Но тренерам и это было нипочем: законов, защищающих права женщин вообще и спортсменок в частности, практически не было. Поэтому стал чрезвычайно популярен «фаворитизм», когда тренер собственными силами формировал у подопечной тот самый «эмоциональный заряд». Интересно, что сами девушки не расценивали такое поведение как непристойное или, не дай бог, противозаконное — наставник, с которым они проводили все свое время, был для них близким человеком.

И хотя ГДР и СССР уже давно нет, их «формула успеха» не забыта: в 1997 году старшего тренера олимпийской сборной Англии по плаванию Пола Хиксона обвинили в развращении 11 несовершеннолетних спортсменок — его воспитанниц. Когда на суде Хиксону дали слово, он сказал, что лишь желал побед для своих девочек. Странно, но судей это почему-то не проняло.
Зародыш как ядерная бомба

Влюбленность, конечно, дело хорошее, но тренерам хотелось найти какое-нибудь средство, которое бы служило не только стимулом, но и мощным естественным допингом.

И оно было найдено. Оказалось, что на ранних стадиях беременности в женском организме вырабатывается вещество под названием хорионический гонадотропин человека, которое действует как гормон роста, то есть значительно улучшает физическое состояние женщины, подобно допингу.

Более того, во время беременности усиливается циркуляция крови, повышается уровень андрогенов и гормонов, увеличивается дыхательный объем и легочная вентиляция, накапливается белок. Все это удивительным образом отвечает потребностям тех видов спорта, достижения в которых зависят в первую очередь от аэробной выносливости— то есть бега, плавания, равнинных лыж, гребли. Однако воспользоваться новой методикой поспешили и специалисты в других спортивных дисциплинах.

Гимнастка Ольга Карасева, выигравшая на Олимпиаде 1968−го года золотую медаль в командном первенстве, призналась позже, что перед турниром под давлением тренера сперва забеременела от своего возлюбленного, а затем сделала аборт.

Аборт — важная деталь отлаженного механизма «легального допинга». Можно, конечно, не прерывать беременность, но тогда на карьере можно сразу ставить если не крест, то кляксу. Ведь после родов придется восстанавливаться, а конкурентки времени терять не будут и никакой допинг догнать их уже не позволит. Поэтому сердобольные тренеры и государственные чиновники всегда оставляли своим подопечным выбор. Что же они — звери какие?

Если спортсменка решала рожать, то она запросто могла сделать это после турнира. Главное было забеременеть за три месяца до его начала. Как раз к этому сроку в организме накапливается большой запас энергии — женщина становится вдвое выносливее и сильнее. А за нагрузки можно не беспокоиться: стоит лишь убрать упражнения на пресс и прибавить на ноги.

Обычная женщина вряд ли вынесет нечто подобное, но для профессиональной спортсменки ежедневные тренировки, строгое соблюдение режима, диета — дело привычное. У них беременность проходит даже легче, чем у нетренированных женщин. В общем — рай для будущих матерей, да еще и золотую медаль получить можно, не будучи уличённой в применении допинга.

Именно поэтому даже сейчас почти на каждом крупном соревновании в списках участниц можно найти девушек в интересном положении. Беременными участвовали в Олимпийских играх в Турине немецкая скелетонистка Диана Сартор и российская лыжница Лариса Куркина, а шведка Анна-Карин Олофссон — в чемпионате мира 2008 года по биатлону. Не в одиночку выиграла Олимпийские игры гимнастка Лариса Латынина, и финка Лийса Вейялайнен завоевала золотую медаль на чемпионате мира по спортивному ориентированию как раз на исходе того самого третьего месяца. Но удача улыбается далеко не всем. Например, на Олимпиаде 1988 года в Сеуле фаворитка соревнований двукратная олимпийская чемпионка по стрельбе Марина Логвиненко заняла только третье место в одном из пистолетных упражнений: из-за жуткого токсикоза ее без конца выворачивало наизнанку.

Обычно спортсменки отказываются рассказывать о своем положении. Из суеверия, думают многие. Но только ли? Стоит задать кому-нибудь из них вопрос о беременности как допинге, у них сразу находятся другие темы для разговора, важные встречи и запланированные интервью.

Немало девушек положили на алтарь спортивных побед своих не рожденных детей. По признанию той же Карасевой, таких, как она, были десятки. Им казалась естественной тренерская установка: «беременность или исключение из команды». Среди тех, кто отдает спорту всю жизнь, всегда найдется немало желающих рискнуть не только собой.

Навигация