Виталий Петров: через три года прыжки на пять метров станут нормой

04 фев, Чт 23:56
195

Виталий Петров – одна из легенд отечественной тренерской школы, бывший наставник рекордсменов мира Сергея Бубки и Елены Исинбаевой - в разговоре с обозревателем "СЭ" высказал свое отношение к возвращению в сектор Исинбаевой и предрек всплеск результатов в женских прыжках с шестом.  

Марка "Петров" в легкоатлетическом мире звучит примерно как "Лабутен" в модной индустрии – то есть обозначает нечто суперсовременное и модное. Тренировочный центр специалиста в итальянской Формии и после отъезда Елены Исинбаевой не знает отбоя от желающих заниматься. Тут время от времени готовится чемпионка мира бразильянка Фабиана Мюрер, а недавно в Италию перебралась и надежда российского шеста, чемпионка мира среди юниорок Алена Лутковская. Но разговор со специалистом мы начинаем со свежего мирового рекорда от олимпийской чемпионки Лондона Дженнифер Сур.

"РЕЗУЛЬТАТЫ СОПЕРНИЦ ЗАВОДИЛИ ИСИНБАЕВУ"

– Американка Сур улучшила собственный мировой рекорд в помещениях и прыгнула на 5,03 м. Что вы можете сказать об этой спортсменке?

– Этот результат логичен, она была близка к пяти метрам уже в предыдущем старте. По сравнению с прошлыми годами Сур стабилизировала свой прыжок. Она вышла на определенный уровень и, по крайней мере, до домашнего чемпионата мира в марте этого года должна дотянуть. Вот доживет ли она в таком состоянии до Олимпиады – это уже вопрос. Все-таки возраст поджимает, ей уже 33...

– Как мировой рекорд от Сур повлияет на Исинбаеву? Она будет пытаться на своем первом старте 6 февраля в Волгограде отобрать это достижение у американки?

– Когда мы с ней работали, высокие результаты соперниц Лену заводили. Она сразу начинала режимить, и еще серьезнее тренироваться. Но сейчас, я думаю, все будет зависеть от того состояния, в котором Лена находится. Если она выходит на хорошую форму, то сама почувствует, что может прыгать высоко. А если не будет получаться, то уже неважно, сколько там Сур показала... Тем более что пять метров – это не так уж и высоко.

– Вообще-то, кроме Исинбаевой и Сур, этот рубеж у женщин еще никто в мире не преодолевал.

– Когда Лена стала первым человеком в мире, кто перелетел через планку на высоте пяти метров, конечно, это воспринималось как нечто особенное. Но молодым девочкам, которые сейчас идут следом, не так страшно. Они уже знают, что это реальная цифра. Сейчас человек десять в мире прыгают за 4,70 м плюс восемь юниорок прыгнули 4,60 м и выше...

– Да, вслед за Сур финская спортсменка Вильма Мурто установила мировой юниорский рекорд – 4,71 м...

– Да, мне прислали запись ее прыжка. Нормальный, средний уровень, но девочке всего 17 лет, она только вышла из юношеского возраста. То есть 4,70 м уже прыгают фактически дети. К тому же в женском шесте появляются новые страны – Куба, Новая Зеландия, Канада. Меняются методики, мы не базируемся больше только на бывших гимнастках. У молодых девочек совершенно другие хваты шеста, другой образ жизни, чем было принято раньше...

– Исинбаева не выходила в сектор на соревнованиях два с половиной года. Вы верите в то, что она сумеет вернуться к своей лучшей форме и выиграть Олимпиаду в Рио?

– Пик формы Лена наверняка планирует на лето. Поэтому зиму она, скорее всего, захочет пройти в спокойном режиме. И не надо сейчас на нее давить, это только помешает. Будем ждать результата в районе 4,80 – 4,85 м, и если он придет, можно рассчитывать, что летом она еще сантиметров 15-20 добавит. Правда, тут надо сделать поправку на физическое состояние. Одно дело в тренировках прыгать с короткого разбега и по наклонной дорожке, а другое – включаться с большого разбега на ту динамику прыжка, которая у нее была. Тут невозможно предсказать, как мышцы после такого перерыва отреагируют на нагрузку.

– Вам не кажется, что необходимость выступать только дома и отказаться от поездки на зимний чемпионат мира для нынешней Исинбаевой – только "в плюс"?

– Вы правы, это может быть и к лучшему. Если бы надо было готовиться к зимнему "миру", Лене с ходу пришлось бы показывать квалификационный норматив для участия – 4,71 м. Спокойно попрыгать дома, без длинных переездов – для нее это сейчас лучший вариант. Так она проверит какие-то моменты в технике и поймет, что ей делать дальше. Посмотрим, какой она возьмет хват шеста, как будет прыгать...

– Объясните для дилетанта: как высота, на которой спортсмен берет шест, влияет на высоту прыжка?

– По законам биомеханики, каждый сантиметр хвата дает два сантиметра прибавки в результате. Обычно у девочек хват в районе 4,30 – 4,40 м. Лена пришла ко мне с хватом 4,45 м, а ушла – 4,58 м. То есть за пять лет мы подняли хват на 13 см. Я знал, что потенциально она готова прыгать 5,20 м, все параметры, чтобы брать эту высоту, мы выдержали. Единственное, она не хотела идти на удлинение разбега с 16 до 18 шагов. Хотя я считаю, более длинный разбег дал бы ей легкость в восстановлении и при поднятии хвата.

– Почему она тогда отказалась от этой идеи?

– Лена пришла ко мне взрослой, звездной спортсменкой. Зачем ей было рисковать и что-то менять? Но в итоге все спортсменки, с которыми я работал – Фабиана Мюрер, Моника Пырек, - перешли на 18 шагов. Более короткий разбег – как недопетый припев, девочки не успевают раскрутиться и набрать максимальную скорость перед отталкиванием.

"ЛУТКОВСКОЙ НУЖЕН ЕЩЕ ОДИН ТРЕНЕР"

– Как к вам попала чемпионка мира среди юниорок Алена Лутковская, которая раньше тренировалась в Иркутске у призера Олимпиады-80 Константина Волкова?

– Как ко мне обычно все попадают – люди звонят и просят о помощи. В этот раз мне позвонили из иркутской федерации легкой атлетики, рассказали, что у Лутковской произошел разрыв с Волковым и нужен тренер. Я связался с самим Волковым, с менеджером, с Аленой. Она сказала, что оставаться дома и работать с прежним тренером не станет.

– И тогда вы согласились?

– Наша основная проблема в том, что Алена еще юниорка. Это не Исинбаева, которая пришла ко мне чемпионкой и имела все. У Алены даже своих шестов нет – что-то дал я, кое-что мы на сборе в Польше брали взаймы. На тот же сбор она приехала за свой счет, есть проблемы с визой...

– Что скажете о самих прыжках Лутковской?

– Кто-то, наверное, скажет, что там все хорошо, но я кое-что исправляю. Но у меня есть свой взгляд на технику прыжка. Хочется, чтобы мои спортсмены показывали тот рисунок, который я считаю правильным, то есть имели свой стиль. Хотя, когда мы начинали работать с Аленой, я сразу сказал, что хочу, чтобы она имела еще одного тренера, кто помогал бы ей в России.

– Зачем вам конкуренты?

– Из-за визовых дел Алена не может находиться в Европе постоянно. Например, после польского сбора мы с группой поехали на соревнования, а она – домой в Иркутск. Как она будет тренироваться эти два месяца одна, без тренера? В идеале она должна быть под присмотром 365 дней в году. Я просил Антона Назарова (старшего тренера сборной России по прыжкам. – Прим. "СЭ"), чтобы нам дали любого специалиста, пусть даже молодого, без опыта. Человек погрузился бы в нашу методику, узнал бы для себя что-то новое, возможно, вырос бы вместе с Аленой до самого высокого уровня. Она быстро все схватывает, одарена от природы. По характеру, конечно, сложная, но с любым можно договориться.

– Лутковская мечтает побить рекорд Исинбаевой. Исходя из ее данных, это реально?

– Сейчас у Алены личный рекорд – 4,61 м. Думаю, если все будет хорошо, к 2017 году она выйдет на прыжки в районе 4,80 – 4,85 м, и потом уже можно думать о подготовке к Олимпиаде. Я вам уже говорил, что в результате 5,00 м ничего сверхъестественного нет. Через три-четыре года такие прыжки будут казаться абсолютно нормальными. И у Алены есть все данные, чтобы этот результат показать.

"ВОЗВРАЩЕНИЕ ЛУКЬЯНЕНКО К ПРЕЖНИМ РЕЗУЛЬТАТАМ МАЛО РЕАЛЬНО"

– В сектор вернулся серебряный призер Олимпиады-2008 Евгений Лукьяненко. Как вы относитесь к тому, что человек, замешанный в истории с пьяной аварией, в результате которой одна девушка погибла, а другая стала инвалидом, теперь снова выступает?

– Женя приезжал ко мне в Италию года три назад. Я ему тогда еще сказал: "Пока ты не освободишься психологически, ничего не получится, какая бы техника ни была". Он был сильно подавлен морально. У него хороший тренер, в городе Славянск-на-Кубани открылся новый манеж, но, на мой взгляд, возвращение к прежним результатам тут мало реально. Дело даже не в возрасте, 30 лет – это не так много. Но у него были пять лет "ямы", когда он практически не тренировался. Каждый человек имеет право попробовать вернуться, но если думать глобально, я бы на месте руководства федерации делал ставку на новое поколение.

– В России постоянно появляются молодые талантливые прыгуньи – Анжелика Сидорова, Ангелина Краснова, та же Лутковская. При этом в мужских прыжках с шестом уже несколько лет застой, после Лукьяненко не было ни одной яркой личности. Почему так происходит?

– Тренеры бросились работать с женщинами, потому что с ними проще. Взял бывшую гимнастку с соответствующим гормональным фоном, чуть подработал, и она начала прыгать на уровне 4,60 – 4,70 м, то есть вошла в элиту. Чтобы довести мужчину до уровня шести метров – а сейчас в мире ценятся только такие прыжки, - нужно больше времени и усилий. Ребят нужно воспитывать долго, уверенно, местами жестко. Все технические новинки вроде изменений высоты хвата сначала опробуют на мужчинах. А работа с женщиной – по сравнению с мужской работой – просто детская забава.

– Как человек, давно живущий в Европе и имеющий возможность взглянуть на ситуацию со стороны, как вы относитесь к санкциям, из-за которых российские легкоатлеты потеряли право выступать на международных соревнованиях?

– На мой взгляд, вскрывшаяся проблема касается не только России, но и вообще всего вида спорта. Человек ниоткуда, из Африки (Петров имеет в виду бывшего президента ИААФ Ламина Диака. – Прим. "СЭ"), много лет курировал легкую атлетику во всем мире – почему так произошло? Неужели в Европе, в США не нашлось руководителя, кто смоделировал бы развитие нашего вида спорта хотя бы лет на 20-30 вперед? Тут же нужно корректировать не только борьбу с допингом, но и систему соревнований, вознаграждения спортсменов и многое другое. Сейчас мы пришли к тому, что во всей мировой легкой атлетике надо что-то менять. И Россия тут – только один из аспектов.

– Как вам кажется, российские легкоатлеты будут допущены до Олимпийских игр-2016?

– Думаю, да. Если болеют все, странно одних допускать, а других – нет. Вряд ли ИААФ на такое пойдет. А что касается России, я верю, что новая жизнь вашей легкой атлетики будет интереснее прежней. Вы стали катализатором перемен, и кто знает, шанс первыми в мире все изменить и показать, как нужно строить работу, может стать и благом.

Источник: Runners.ru


Источник: runners.ru

Навигация